вторник, 23 юли 2013 г.

ПРОЩАЙ, ДАРВИН! 

   Во времена Дарвина знания о природе были еще весьма скудными, вследствие чего он сделал некоторые поспешные и ошибочные заключения. Если попытаться систематизировать и обобщить современную информацию об окружающем нас мире, то напрашиваются несколько выводов, являющихся антитезисом эволюционной теории.[1] Попробуем систематизировать их в трех пунктах и дадим краткое объяснение каждого из них: 
   1. Первичная материя, которая находится в состоянии абсолютного хаоса, не может случайно достичь современного уровня упорядочения. 
  Ученые считают хаотическими, те системы, которые даже при пренебрежимо малых событиях в состоянии радикально изменить свое поведение. При этом образом долгосрочные прогнозы становятся неосуществимыми. Открытие возможности измерения параметров хаоса считается третьим большим достижением науки в ХХ веке наряду с теорией относительности и квантовой механикой. Примерами таких систем являются турбулентные потоки в атмосфере, бурное движение воды, биологические популяции и т.д. Хаос в природе, однако, достаточно упорядочен и подчиняется специфическим законам, но найти их иногда чересчур сложно. Поэтому целью его изучения является нахождение закономерностей в системах, которые только выглядят запутанными и непредсказуемыми. То есть о хаосе в нашем мире нужно говорить только в относительном смысле. В целом этот мир можем определить как мир гармонии и организации.[2] 
   Что, однако, произойдет, если т.н. „неопределенная изменчивость“ (по Дарвину) будет действовать на уровне фундаментальных констант, законов и взаимодействий? Давайте попробуем себе представить мир, в котором все хаотически меняется. Некоторые характеристики элементарных частиц в нем могут быть постоянными, а другие непрерывно преобразовываться. Например, если электрический заряд произвольно изменяется, то он может иметь совсем случайные значения: +1; –1; +7/8; +14/3; –112/27 и пр. То же самое относится и к массе, спину, магнитному моменту и т.д. При этом можно допустить и качественную (эволюционную?) трансформацию частиц в нечто различное от их действительного состояния.[3] Сейчас гравитационный закон может иметь вид:
 



а через некоторое время:





а затем измениться снова и т.д. (Из-за отсутствия долговечности в этом случае нельзя говорить и о законах). Если иметь в виду деликатный баланс всех сил в природе, становится предельно ясно, что при какой бы то ни было метаморфозе взаимодействий все рухнет „перед нашими глазами“. В таком мире не могли бы ни создаться, ни быть устойчивыми во времени какие бы то ни было стационарные или динамические структуры. Если в материи, из которой создан наш мир, существовала бы подобная „неопределенная изменчивость“, она бы привела к абсолютному хаосу, из которого невозможно было бы возникновение какой бы то ни было организации упорядочения.[4] 

   2. В природе не наблюдаются законы, которые ведут к спонтанному формированию небесных систем, самозарождению жизни и ее эволюции. Напротив, наличные динамические и статистические законы запрещают (не допускают, делают абсолютно невероятными) эти процессы.[5] 
  Считается, что У. Эшби в 1947г. в своей "Общей теории систем“ впервые ввел термин „самоорганизация“. Под самоорганизацией в самом общем смысле понимется самоструктурирование, саморазвитие, самодетерминация природных, естественных систем и процессов. Ряд ученых считает, что мир возник и эволюировал посредством бесконечной цепи таких процессов – от образования атомов, звезд и галактик до биологических и социальных структур. Корпус т.н. наук о сложных системах формируется посредством комбинации различных идей и подходов к концепции самоорганизации: 
 синергетики Х. Хакена;[6] 
 диссипативных структур И. Пригожина; 
 универсального эволюционизма Н. Моисеева; 
 автопоэзиса У. Матурана и Ф. Варела; 
 гиперциклов М. Эйгена; 
 эволюционной концепции развития Вселенной Е. Янча; 
 единой трансдисциплинарной теории Е. Ласло; 
 теории самоорганизации А. Самарского и С. Курдюмова; 
 клеточной теории Ф. Капри и пр. 
   (Близка к ним и теория детерминированного хаоса и фрактальной геометрии природы Б. Мандельброта). 
  Действительно обусловленное упорядочение материи может наблюдаться при формировании электронных слоев атомов, у красивых пространственных решеток кристаллических тел, вихрей Бенара, при соединении вирусов и в других явлениях природы. Например, если вблизи голого ядра какого-то химического элемента пропустить пучок электронов, то часть из них задержатся возле него и автоматически образует устойчивую конфигурацию элестронной оболочки атома[7]. Некоторые ученые по аналогии допускают, что возможно существование еще неоткрытых законов, по которым происходит и структурирование Космоса. Если это так, то можно легко установить их наличие. Достаточно выстрелить несколько космических летательных аппаратов в произвольных направлениях и с произвольными скоростями и, если они каждый раз будут становиться спутниками Солнца или какой нибудь планеты, то можно принять, что небесные системы самоорганизуются. Но опыт показывает, что такое структурирование, увы, не осуществляется. Также, если смешать в подходящем растворе все химические элементы, создающие клетки, в необходимых количествах и пропорциях, они не соединятся в живой организм. В генетической программе нет и возможности скачкообразного восходящего изменения видов. Например, из яиц змеи не вылупятся птенцы. Вышеуказанное говорит, что не существует упорядоченных отношений, которые спонтанно организовали бы все области нашего мира.[8] 
   Рассмотрим именно те области, в которых не происходят синергетические процессы, чтобы увидеть допускают ли вообще здесь динамические и статистические законы какую нибудь форму Дарвиновской самоорганизации

 
                                                 Фиг.1 Солнечная система.

    Давайте припомним парадокс, существующий в нашей планетарной системе (фиг. 1):
  Масса всех планет составляет едва 1/750 массы Солнца, но при распределении общего момента количества движения (момента импульса) более 98% его приходится на планеты, а менее 2% – на Солнце. 
    Сегодня существуют несколько сотен гипотез о возникновении Солнечной системы, которые условно можно разделить на три группы – небулярные, катастрофальные и синтетические. Но ни одна из них не может справиться с вышеприведенным противоречием. (Формирование космических структур связано с гораздо более сложными и непреодолимыми препятствиями, но здесь мы удовлетворимся только этой проблемой, поскольку она позволит нам увидеть вещи принципиально) Атеистически настроенные мыслители часто подводят свою аудиторию заверением, что рано или поздно будет найден натуралистический ответ на все затруднения в науке. Но подобное заявление некорректно поскольку объективно существуют две возможности:
   1) Многие современные научные и технические проблемы действительно получат свое разрешение в близком или более далеком будущем, как прогнозирует и американский писатель (японец по происхождению) Мичио Каку в своей книге „Физика невозможного”.
    2) Мы, однако, никогда не сможем справиться с тем, что противоречит природным законам. В качестве самого простого примера возьмем изобретение вечного двигателя.
  Вопрос состоит в нахождении с помощью математики и физики строгого решения для Солнечой системы: возможно ли естественным путем достичь такого резкого нарушения момента импульса или необходимо дополнительное разумное вмешательство? Потому что, если хотя бы для одной структуры нашего мира доказать, что она не образована в результате действия природных законов, это обязательно укажет на наличие интеллигентного Создателя. А мы подозреваем, что блестящее построение атомов, звездных формирований и живых организмов предоставит нам другие подобные свидетельства. (Атеисты здесь не могут сослаться на свой любимый аргумент – „множество вселенных“, т.к. даже если они есть, они – „внешние“ т.е. не оказывающие влияния на системы нашего мира).

    Куда клонятся весы? 

   Большой русский популяризатор науки А. Томилин отмечает, что планетная космогония в настоящее время "оказалась в состоянии глубочайшего кризиса". (С определенностью то же самое можно сказать и о звездной, и галактической космогонии). Он продолжает: “При этом решающую роль в создании такого положения играют новые факты, полученные наблюдениями. Сама основа, составляющая фундамент всех существующих гипотез, вступает в противоречие с фактами. Чтобы вывести науку из кризисного состояния, ученым необходимо пересмотреть основу, заложенную в саму постановку космогонических задач, искать новые методы их решения“. Но в этих словах, сказанных атеистом, не содержится ли в сущности наиболее сильное признание принципиальной невозможности толкования вещей с материалистической точки зрения?[9]
   Большинство ученых рассматривает утверждение, что "Бог создал мировой порядок" как очень примитивное объяснение явлений, которые окружают нас. Давайте, однако, вспомним, что этот Божественный творческий акт имеет невообразимую мощь, красоту и совершенство.(См. 3.Христианский теизм http://kosmos-21.blogspot.com/2013/09/normal-0-21-false-false-false.html). Напротив, существующие сейчас теории имеют чересчур упрощенческий подход, потому что упорядочение всемира пытаются свести к элементарным процессам самоорганизации материи). Все же никому не пришло бы в голову связать появление самолета „Боинг“ с „тайфуном, пронесшимся через мусорные кучи“, а Вселенная несравнимо грандиознее самого значимого произведения человеческого разума!
   Попытаемся сформулировать статистическую вероятность случайного возникновения некоторой стабильной и хорошо организованной вселенной. Фундаментальные константы, характеристики элементарных частиц и пр. измеряются непрерывными величинами, вследствие чего допускают бесконечное (∞) число значений своих настроек. Примем, что для существования такого мира необходима система с числом элементов n. В общем виде возможность каждого члена системы иметь подходящие параметры составляет 1/∞, а для всех n элементов – 1/n.
   Даже, если система имеет бесконечное число устойчивых конфигураций, вероятность случайного образования какой нибудь из них составляет:
 

(где n – целое положительное число больше единицы). То есть в системах, допускающих бесконечное число значений своих параметров, получается своеобразный парадокс. Хотя они могут иметь бесконечное количество рабочих состояний, но вероятность случайного достижения какого бы то ни было из них меньше бесконечно малого, или на практике никогда не может осуществиться (фиг. 2).[10]

 
   Фиг.2 Возможные конфигурации значений параметров, обеспечивающих от I до ∞ рабочих (устойчивых и функционирующих) состояний. Системы І, ІІ, ІІІ и т.д. могут быть другими мирами или физическими структурами, которые формируются в них.

   У живых организмов вариации ограничены, поскольку их компоненты (ДНК, белки и т.д.) созданы из строго определенного числа дискретных единиц (нуклеотидов, аминокислот и пр.). Но в действительности вероятность случайного образования протоклетки, способной реализовать все жизненные процессы, ничтожно мала Другими словами, в указанных областях наличные динамические и статистические законы запрещают (не допускают, делают абсолютно невероятным) самоупорядочение материи. 

   3. Промежуточными состояниями являются: а) неустойчивые – в атомных и небесных структурах; б) нефункционирующие – у живых организмов. Таким образом становится ясно, что никакие эволюционные процессы невозможны ни в живой, ни в неживой природе.  
   Системаэто множество элементов, которые находятся в отношениях и связях друг с другом и образуют определенное единство, целостность. Структура системы определяет ее внутреннюю форму самоорганизации, т.е. она – выражение существующего в ней порядка. Сложные иерархические системы изучаются в своей полноте одной сравнительно новой наукой – таксиологией (логикой порядка), которая в последнее время развивается как одна из самых фундаментальных и важных логических теорий. Но ее основные положения и категории основываются на применении очень сложных экзистенциональных математико-логических и теоретико-информационных методов. Поэтому мы не будем останавливаться на них, а применим исключительно упрощенный подход, который позволит нам сделать определенные выводы о возможности эволюции вышеуказанных систем.
   Для них в силе принцип, известный как “или все, или ничего”. В том смысле, что структура должна быть составлена из подходящих элементов, которые должны находиться в правильном порядке, чтобы действие системы не нарушилось. Если изменить параметры даже только одного из них, или вообще его устранить, или поменять местами некоторые элементы и т.д., получится сбой в работе системы, который ее разрушит или выведет из строя. Поэтому или все порядке и система функционирует нормально, или в противном случае ничего не в порядке и система ликвидирована.
   Этот принцип запрещает постепенный переход („эволюцию“) одной структуры в другую. В состоянии ли маленькие механические часы плавно трансформироваться в будильник? Предположим, что одно из его зубчатых колесиков стало большим, подходящим для будильника. Тогда оно будет несовместимым со всеми другими механизмами маленьких часов и они не будут правильно показывать время или вообще остановятся. Но допустим, что и другие их части изменяются в соответствии с будильником. Но в то время, когда одна часть деталей будет соответствовать маленьким часам, а другая – будильнику, их функция будет существенно нарушена или вообще не сможет осуществиться. Часы выполнят свое предназначение тогда, когда или все их части маленькие, или все – большие.
   А что случится, если какой нибудь механизм часов будет заменен элементом компьютера?[11] Например, на место пружины будет поставлен транзистор. Можно уверенно предсказать, что часы и в этом случае наверняка испортятся. С другой стороны, и компьютер не будет функционировать даже тогда, когда мы собрали все его компоненты без того, который остался в часах.
  Из сказанного можно сделать следующий вывод: когда один предмет постепенно преобразуется в другой такого же типа (но различный по величине, модели и т.д.) его функция затрудняется или он вообще выходит из строя. А при трансформации предмета одного вида в предмет другого вида его функция вообще не может осуществиться. Поэтому или „все“ в порядке и система функционирует нормально или даже если что-то одно не в порядке, это значит, что „ничего“ не в порядке и функция нарушается.
   Конечно отношения между элементами систем в природе значительно сложнее. Мы дали эти примеры, чтобы сделать наглядным принцип „или все, или ничего“.
   Анализируя фиг. 2, можно сделать вывод относительно возможности эволюции систем с бесконечным числом значений своих параметров: невозможен ни постепенный, ни скачкообразный („квантовый”) переход одной работающей системы в другую. 
   В первом случае, т.е. при постепенном переходе, если один из ее параметров изменит свое значение, то он не будет согласован с другими ее параметрами и система выйдет из строя. Но пока не будут полностью созданы все необходимые параметры другой системы, она также не пригодна для работы. Как мы уже пояснили, здесь действителен принцип „или все, или ничего“.
   Второй случай – внезапное преобразование – снова не может реализоваться. Вероятность того, что все параметры системы внезапно изменятся и приобретут необходимые значения параметров какой бы то ни было другой системы меньше, чем бесконечно малая величина (по вышеприведенным расчетам – 1/n-1).
  Каждая метаморфоза параметров микромира (характеристика частиц, интенсивность взаимодействий и пр.) делает атомы нестабильными и ведет к их разрушению. Другими словами, атомы химических элементов являются дискретными структурами, которые не могут преобразовываться одна в другую через последовательность промежуточных форм, а требуют строго рассчитанного конструирования.[12] Подобным образом мы можем рассуждать и о небесных формированиях – планетных, звездных, галактических и т.д.
   Как хорошо известно, у живых существ белки играют очень важную роль – создают клеточные сруктуры, исполняют каталитические функции, участвуют в реализации генома и т.д. Но одна их часть узковидово специфична. Поэтому если появится мутация, которая приведет к образованию различного белка, его действие не будет в унисон с работой остальных белков. Таким способом генетические мутации мешают синхронизации систем организма и поэтому на практике будут вредными для индивида, т.е. не помогут ему в борьбе за существование. Другими словами принцип „все или ничего“ не способствует и постепенной эволюции организмов. Нет никаких индикаций и относительно „квантового“ (внезапного) появления новых видов. Поэтому ведущие авторитеты признают, что „ни филетический градуализм, ни пунктирное равновесие не выглядят применимыми при происхождении новых телесных форм“.[13]
   Из фиг. 2 становится ясно, что Бог может сотворить неограниченное разнообразие упорядоченных и устойчивых миров, но возникновение каждого из них очень мало вероятно (1/∞ в какой-то степени), что исключает его случайное возникновение. (Так можно ответить на вопрос, поставленный еще Эйнштейном: „Имел ли Бог выбор при создании Вселенной?”, который снова задают Ст. Хокинг и Л. Млодинов в своей последней книге „Великий дизайн”.) Добавим, что „разумное вмешательство“ в сущности является самым лучшим объяснением, поскольку мгновенно разрешает все противоречия, касающиеся происхождения Вселенной, живых существ и человека.
   В своем предзнании Бог предвидил все погрешные теории, до которых мы можем дойти. Поэтому наш мир создан способом, который однозначно говорит об интеллигентном планировании. 

ПРИМЕЧАНИЯ: 
[1] Согласно Ч. Дарвину факторы биологический эволюции сводятся к изменчивости, наследственности и естественному отбору. Если, однако, рассматривать вещи строго натуралистично, можно отнести его учение и к развитию неживой природы. Российский физик А. Линде (в настоящее время работает в Стэнфордском университете) выдвинул идею так называемой "хаотической инфляции". Согласно ей квантовые флюктуации вакуума ведут перманентно к зарождению мини-вселенных. Они развиваются изолированно, расширяясь первоначально из-за инфляционных процессов, а впоследствии согласно классической теории Большого взрыва. При каждом возникновении нового мира наблюдается изменчивость в законах и константах материи. Случайные повторения некоторых из них рассматриваются как своего рода наследственность. Действует и естественный отбор, который сохраняет физические структуры – атомы, молекулы, небесные системы, – в тех случаях, когда при сочетании подходящих параметров они оказываются устойчивыми.
   Но раз дарвинизм можно применить как к неживой, так и к живой природе, значит нужно его признать универсальной диалектико-материалистической концепцией, которая обуславливает самоорганизацию мироздания.
 

 Фиг.3 Модель Линде изображается как древовидная структура, состоящая из бесконечного числа разветвляющихся "пузырьков" (инфляционных вселенных). Каждая нововозникшая вселенная может "почковаться", образовывая новые дочерние мини-вселенные. (Изменения цвета представляют "мутации" физических законов по отношению к родительским вселенным.)

[2] Теория хаоса имеет математический аппарат, основанный на базе поведения некоторых нелинейных динамических уравнений, чувствительных к начальным условиям. Если исходные данные изменяются на ничтожно малые величины, например совместимые с колебаниями числа Авогадро (порядка 10-24), проверка состояния системы покажет абсолютно различные значения в результате.
   Но математические системы с хаотическим поведением являются детерминированными, т.е. подчиняющимися некоторому строгому закону. Существует, однако, такая область физики, как теория квантового хаоса, изучающая недетерминированные системы, функционирующие по правилам квантовой механики. В ней существенную роль играет принцип неопределенности Гейзенберга, согласно которому координаты и импульс данной частицы не могут быть одновременно точно измерены, а описываются волной вероятности. Но квантовые теории и детерминистичны в том смысле, что имеют законы изменения волны во времени. Вспомним, что электроны при своем движении около ядра формируют красивые атомные орбиталии, что наводит нас на мысль, что здесь также царит чудесный совершенный порядок.
http://www.sci-bg.com/?p=1349
[3] Если рассматривать все на уровне “струн”, то в этом случае эволюционные изменения должны привести к изменению самого естества материи (энергии), из которой они созданы. При этом неясно сохранят ли струны свои свойства, т.е. смогут ли вообще продолжать трепетать, чтобы выполнять свою миссию конструктивных частиц в природе.
  (Согласно одной новой теории все элементарные частицы в сущности являются миниатюрными нитками энергии, названными „струнами“. Правильнее сказать, что существует один единственный вид струны, которая может совершать огромное разнообразие колебаний. Конкретный вид колебаний порождает точно определенные массу, электрический заряд, спин и т.д. – свойства, по которым одни частицы отличаются от других. То есть, если струна колеблется одним способом она проявляется как электрон, другим способом – как кварк, нейтрино, тау-лептон и пр.
   Некоторые ученые заявляют, что новая теория струн предлагает мощную концептуальную парадигму, имеющую потенциал установить причину появления именно таких характеристик элементарных частиц. Скажем по этому поводу несколько слов. Струны могут осуществлять бесконечное число резонансных волновых колебаний, что означает, что они могли бы порождать бесконечный ряд элементарных частиц со всевозможными характеристиками. В таком случае почему существуют только те частицы, которые являются как бы элементами идеального конструктора, позволяющего произвести сборку нашего мира? Ответ, который дает теория струн следующий: имеется шесть (семь) дополнительных измерений пространства, которые на микроскопическом уровне закручиваются в т.н. формы Калаби-Яу. (Названы по имени Эугенио Калаби и Шинтуна Яу, открывших их математически еще до того, как стало известно их значение для теории струн). Дополнительные измерения оказывают огромное влияние на способ колебания струн и отсюда – на свойства частиц. Но уравнения показывают, что существует бесчисленное количество форм Калаби-Яу, каждая из которых так же действительна, как и остальные (фиг. 4). То есть мы снова оказываемся в тупике – как выбраны и „застопорены“ те формы, которые порождают необходимые элементарные частицы? Вопрос только смещается, но не решается.

                                                    а)


                                          б)

Фиг.4 а) Одна из возможных форм Калаби-Яу. б) Большое увеличение области пространства с дополнительными измерениями в виде миниатюрных форм Калаби-Яу.
 
[4] Согласно некоторым, но все еще непотвержденным наблюдениям возможно в прошлом константа тонкой структуры имела немного другое значение.
http://www.obekti.bg/dnes/6-nauka/1302-dokazaha-nepostoyanstvo-nafundamentalna-phizicheska-konstanta
(Больше подробностей об этом открытии можно найти в книге Джона Бароу "От Алфа до Омега. Физическите константи в природата".
http://www.helikon.bg/books/216/От-Алфа-до-Омега.-Физическите-константи-в-природата_131834.html)
Даже при допущении, что это верно, изменение может варьироваться в очень узких границах. В противном случае нарушился бы очень хрупкий баланс структур в микромире.
[5] Динамические законы проявляются дифференциально во времени, т.е. проистекающие из них следствия реализуются в каждый данный момент. Статистические законы действуют интегрально – их следствия проявляются только на достаточно большом отрезке времени или при целостном изменении системы. Примером динамических законов может служить гравитационный закон, закон сохранения импульса и пр., а статистических – стохастические законы, определяющие состояние системы с определенной вероятностью, а не однозначно.
[6] В 70-х годах ХХ века немецкий физик-теоретик Герман Хакен заложил основы новой интердисциплинарной науки, названной им самим синергетикой. Синергетика изучает явления самоорганизации, т.е. механизмы, ведущие к спонтанному возникнованию пространственных и/или временных структур как неживой, так и живой природы. Поэтому некоторые специалисты предлагают принять термин „синергетика“ в качестве основополагающего для всех процессов самоорганизации, которые изучаются различными школами в этом направлении.
   Синергетические процессы в большой степени предполагают наличие разумного Создателя. Последовательный материализм, однако, придерживается эволюции Дарвиновского типа, которая основывается исключительно на разнообразии случайных вариаций и на естественном отборе.
[7] Проиллюстрируем это положение на следующем примере. Если вблизи голого ядра железа пропустить пучок электронов, то некоторые из них задержится возле него и распределятся по атомным орбитам – 1s2 2s2 2p6 3s2 3p6 4s2 3d6. При этом они автоматически составят устойчивую конфигурацию электронной облочки атома железа.
   Атомы непрерывно взаимодействуют между собой – сталкиваются, образуют общие электронные пары, отдают и принимают электроны и т.д., поэтому при отсутствии распоряжающих отношений они легко разрушатся.
[8] Если более широко обобщить процессы самоорганизации, то необходимо сказать, что:
а) Они не проявляются во всех областях действительности.
б) Всегда приводят к формированию некоторого определенного набора структур, характерных для данного явления.
в) Не позволяют качественный скачок с одного уровня упорядоченности на другой, более высокий. Например, невозможен переход с химического на биологический уровень.
[9] Как уже отмечалось, из огромного числа моделей зарождения Солнечной системы ни одна не работает, что заставляет нас подозревать, что здесь скрыто непреодолимое противоречие с природными законами.
[10] Статистические законы теоретически допускают реализацию событий с ничтожно малой вероятностью, но практический опыт показывает, что такие события никогда не происходят. Поэтому некоторые ученые предполагают, что для каждого события имеется определенный „порог вероятности”, ниже которого его осуществление неправдоподобно. Но как бы ни были невообразимо малыми такие отношения, как например 1/10537; 1/1065 720 и пр, все же находятся люди, которые спорят, что события с подобной степенью вероятности могут сбыться. Когда мы имеем вероятность 1/, она бесконечно меньше самой малой вероятности, которую мы можем записать или даже думать. Поэтому мы надеемся, что и таким „оптимистам“ вероятность 1/ показывает абсолютный „запрет“ на то, что данное событие действительно произойдет.
   Возникает следующий вопрос: есть ли смысл в таком случае возводить в степень 1/∞? Нужно, однако, следовать правилам математической теории, согласно которым общая вероятность осуществления двух или более событий равна произведению вероятности каждого из них в отдельности. Когда общая вероятность составляет 1/∞ в какой-то степени, это, по нашему мнению, свидетельствует о более, чем абсолютной невозможности реализации подобной перспективы!
   (Если обозначить ∞ точки на одной прямой, тогда их количество в одной плоскости будет 2, потому что на ней существует бесконечное количество прямых, а в пространстве – 3, поскольку оно содержит бесконечное число плоскостей. Поэтому возможно, чтобы одна бесконечность была больше другой, а также ипользовать степенной показатель при сравнении бесконечностей).
[11] В данном случае речь не идет об электромеханических часах, в которых сочетаются электронная схема и механическая часть, а о простой замене частей часов частями компьютера.
[12] Философы из бывшего социалистического лагеря пытались представить таблицу Менделеева как подтверждение диалектического закона, который гласит, что количественные накопления ведут к качественным изменениям. То есть количественное добавление протонов в ядра приводит к появлению новых химических элементов с качественно различными свойствами. Однако нужно обратить внимание на то, что атомы являются не механическим сбором частиц, а чрезвычайно комплицированными структурами, равновесие которых осуществляется при очень точном балансе сил в ядре и электронной оболочке. Это говорит о том, что атомы, как и самоорганизующиеся системы, должно быть возникли в результате очень сложного планированного построения, а не в результате случайных процессов.
   Большой немецкий физик М. Борн написал: “Я видел в атоме ключ к сокровеннейшим тайнам природы, а он раскрыл передо мной величие целого творения и Творца“. (MAX BORN, “My Life and My Views”, New York, Charles Scribner’s Sons, 1968, 88).
[13] Теоретики предлагают два различных взгляда на протекание эволюционных процессов в биологии. Первый называется „филетический градуализм“. Согласно ему сегодняшние живые существа постепенно произошли от более ранних и простых организмов. Но в таком случае мы должны были бы иметь непрерывные ряды переходных форм как между видами, так и между большими таксономическими единицами. Необъяснимо почему эта последовательность промежуточных звеньев отсутствует не только для современных организмов, но и для окаменелостей. Здесь показательно высказывание Х. Хериберта-Нильсена, директора Ботанического института при университете в Лунде в Швеции. После 40 лет исследований в области палеонтологии и ботаники он был вынужден заявить:“Невозможно представить даже карикатуру на эволюцию с помощью палеонтологических данных. Материал от окаменелостей сегодня настолько богат, что ... отсутствие переходных форм не может быть объяснено его недостаточностью. Отсутствие (переходных форм) – реальность; и оно не может быть заполнено“. (Paul A. Moody, Introduction to Evolution /New York: Harper and Row, 1962/, p. 503. /Synthetische Artbildung, 1953/.)
   Второй взгляд известен как “пунктированное (прерванное) равновесие”. Этим термином означается гипотетический процес, при котором изменения вида должны совершаться скачкообразно. При этом осуществляется быстрая эволюция в малых популяциях. С. Стенли называет это „квантовым“ (в случае „внезапным“) появлением нового вида. Этот воображаемый процесс мог бы объяснить универсальное отсутствие переходных структур, но для него нет никаких генетических доказательств.
   Два известных эволюциониста – Д. Валентайн и Д. Эрвин дают следующую оценку этой концепции:: “Приходим к заключению, что... ни одну из соревнующихся теорий об эволюционном изменении на уровне видов, ни филетический градуализм, ни пунктированное равновесие нельзя применить для объяснения происхождения новых телесных форм“. (James W. Valentine and Douglas H. Ervin, “Interpreting Great Development Experiments. The Fossil Record.” Статья от симпозиума, опубликованная в Development as an Evolutionary Process, Alan R. Lias, Inc., 1987, p. 96.)
   В своих трудах Дарвин признаëт, что его теория не может объяснить как отсутствие промежуточных форм, так и постепенное возникновение одного сложного органа, как, например, человеческий глаз. Принципы, извлечëнные здесь, предвидят, что как раз это должно наблюдаться в природе, но как мы сказали в другом месте, на доказывание теорий необходима эмпирическая проверка.
 
   Из книги В. Велчева “Вера и наука“

Няма коментари:

Публикуване на коментар