вторник, 1 октомври 2013 г.

Возможные причины – размышления и эмоции


    В этой статье мы попытаемся принять сторону в споре, который недавно разгорелся в Соединенных штатах, но есть опасность, что он примет глобальный характер. Его результаты могут стать решающими не только для американского образования и культуры, но и для всего „цивилизованного мира“. Речь идет о нашумевшем напоследок процессе, при котором группа родителей из городка Доувер в штате Пенсильвания дали под суд совет местной школы. Родители воспротивились решению школьного совета при преподавании биологии наряду с теорией эволюции рассматривать и так называемую теорию „интеллигентного дизайна“. Их претензии состояли в том, что такая альтернатива – религиозная и нарушает конституцию США, согласно которой преподавание религии в школе запрещено. Процесс закончился победой родителей – федеральный суд объявил теорию „интеллигентного дизайна“ теологической (т.е. „не научной“) концепцией.[1]
    На первый взгляд в споре о происхождении живых существ и человека консервативные христиане противостоят преподавателям и ученым с натуралистическими убеждениями. Но не имеет ли этот спор и более далекую перспективу, касающуюся всех людей? Если Дарвин прав, тогда все – от формирования космических систем до зарождения жизни и ее эволюции – является следствием самоорганизации материи.[2] В конечном счете Вселенная, как и всякая форма жизни в ней обречены на смерть и самый лучший выход для нас остается “есть и пить, потому что завтра умрем“ (І Кор. 15:32). Но что последует, если на мгновение допустим, что прав голгофский Страдалец? Тогда Его крест превращается в демаркационную линию для всето челове;ества – одним вечная жизнь, а другим… Не окажется ли, что все мы в одном отборе, поскольку истина о мире одинаково важна и действительна для каждого из нас?
     К чему стремится наука?
    Как бы парадоксально это ни звучало, но, по словам одного моего знакомого астронома, “именно ученые с христианскими убеждениями создали так называемый „методический материализм“, который применяет наблюдение и эксперимент и отдает предпочтение естественным объяснениям феноменов природы“. Деятели просвещения, боровшиеся с Церковью, а затем и ряд атеистически настроенных мыслителей постепенно превратили этот подход в идеологический, т.е. поставили знак равенства между материализмом и наукой. Но осмелимся отметить, что задача науки скорее не столько в нахождении естественных причин явлений, сколько в раскрытии объективных истин о вещах в действительности.
     Давайте рассмотрим классический пример часов Уильяма Пейли. Какой-то умелый мастер изобрел первые (карманные) часы, но потерял его, гуляя по лесу. Вы натыкаетесь на красивый, сделанный из меди предмет, открываете его и внимательно рассматриваете его части. В конце концов понимаете, что все его механизмы настроены так, чтобы он с большой точностью показывал время. Тогда вы решаете показать находку вашему знакомому профессору, чтобы он объяснил вам, как она возникла. Находите его в кабинете, разговаривающим со своим коллегой. После долгих размышлений, он начинает свое объяснение так: „Вы открыли эту вещь в природе, следовательно она ее и создала. Этот предмет возник в результате продолжительной и сложной эволюции меди“. И теория начинается: „В начале Земля формировалась как планета в гигантском газово-пылевом облаке, который уплотнялся … и была разогрета до тысяч градусов. При ее медленном остывании медь выделилась из других веществ в виде чистого металла вследствие различия в их точках отвердевания… Особый вид кристаллизации привел к тому, что атомы меди образовали различные пружинки, зубчатые колесики, винтики, циферблаты и стрелки. Первичная материя была полна ими…. Сложным образом они группировались в часовой механизм и в результате чего-то похожего на „естественный отбор“ оставались существовать более точные, пока не получился этот вид, который очень точно определяет время“.
     “Но возможность случайного образования этого предмета в природе пренебрежимо мала, – возражает другой профессор, – почему в таком случае не допустить, что он был изготовлен разумным создателем?“
     Что получается на практике? Если критерием научности является нахождение естественных причин происхождения всего, тогда первое объяснение научно, но неверно. А второе – верно, но не научно.[3]
   Поэтому не лучше ли принять, что в сущности задачей науки является открытие объективной истины? Тогда все расставляется по своим местам. То есть там, где действуют природные явления и законы, вещи будут объяснены с их помощью, а там, где имеломесто интерригентное вмешательство, оно должно быть признано. Стрелки часов движутся посредством эластичной силы пружины, но сами часы не появились в результате „сложной эволюции „меди“. По аналогии все процессы в природе имеют естественные причины, но она как целое не является ли делом искусного Творца?
   Если мы не можем доказать наличие Божественного интеллекта, как тогда подтвердим наличие человеческого разума?
    А сейчас постарайтесь войти в роль гениального ученого. Вы сделали великое открытие, на базе которого сконструировали, например, двигатель, с очень высоким коэффициентом полезного действия. Вы представляете свою теоретическую разработку и модель двигателя в соответствующую патентную комиссию на одобрение. Вам говорят, что назначат подходящего эксперта, который рассмотрит вашу работу. После соответствующей проверки вы с глубоким удивлением слышите от него следующее:
  – Теоретическая постановка правильная и не противоречит природным законам. Практические испытания также показали, что двигатель действительно обладает указанными качествами. Но мы не можем быть уверенными, что все это ваше дело, потому что могло стать случайно.
   – Как это? – недоумеваете вы.
   – Очень просто. Например, возможно ваш кот ходил по клавишам вашей пишущей машинки, в результате чего на бумаге появилась идея этого изобретения. Возможный взрыв в вашей мастерской также мог стать причиной появления представленного двигателя.
  – Что вы такое говорите? – все больше возмущаетесь вы. – Не понимаете ли, что обладая интеллектуальным потенциалом и физической способностью создать эти вещи, вероятность того, что я их автор, составляет сто процентов? А вероятность их случайного осуществления пренебрежимо мала. Кроме того, есть много свидетелей, которые видели, как я работаю над ними.
   – Видите ли, возможно события, на которые я вам указал, случились раньше этого. Вы только повторили все перед другими людьми, чтобы уверить их, что вы истинный изобретатель машины.
  – Чтобы осуществилась ничтожно малая случайность, необходимо длительное время, – не отступаете вы.
  – Не обязательно. По теории вероятности она может реализоваться и с первого раза. Более того, при современном представлении о мультивселенной не существует никаких проблем для случайного появления любых предметов в некоторых мирах.
Выслушав внимательно обе стороны, комиссия постановила:
  – Пока существует даже ничтожная вероятность того, что все стало случайно, мы не можем быть уверены в вашем авторстве.
Тогда вам в голову приходит блестящий ответ:
 – В таком случае вы наверное скажете, что и все достижения человечества, которые считаются продуктами нашей сознательной деятельности, может быть возникли случайно. Согласно вашей логике, люди, претендующие на их создание, должны отказаться от своих авторских прав, от званий, и вернуть полученные вознаграждения. Согласны ли вы сделать это?
   Бог – Тот, Кто категорически заявляет, что Он сам является автором создания. При этом все Его „изделия“ – атомы, небесные системы, живые организмы и т.д. неизмеримо сложнее любого произведения человеческого разума. По этой причине и возможность их случайного возникновения неимоверно меньше. Материалисты, однако, всегда стремились распространить мнение, что раз существует даже бесконечно малая вероятность случайного возникновения мира, то это обязательно осуществилось на практике. Поэтому, по мнению большинства из них, ни в коем случае нельзя принять, что мир создал Бог. С одной стороны они не имеют никаких надежных фактических доказательств эволюционного происхождения Вселенной, жизни и человека, а с другой – и возможность такого развития совершенно ничтожна, Несмотря на это, они требуют от современной общественности беспрекословной веры в их „теории“. Но согласны ли они, чтобы их самих мерили той же мерой? Раз есть вероятность, что достижения нашей цивилизации случайные, то, согласно вышеуказанным рассуждениям, нельзя доказать, что они вообще что-то создали. Но если так, тогда какие же это ученые? И можно ли в таком случае им верить? С другой стороны, раз не существует никаких надежных доказательств в пользу натурализма, значит его надо принимать на веру, что делает его своеобразной формой религии.
   Возможные причины
  „Интеллигентный дизайн” некоторые объявляют псевдонаукой, поскольку признание возможности сверхъестественного вмешательства равносильно отказу от познания.[4]
  Действительно, когда Бог совершает чудеса, они связаны с некоторым нарушением природных законов, вследствие чего подобные явления не могут быть повторены и изучены в наших лабораториях. Создание пространственно-временного континуума ex nihilo является резким нарушением закона сохранения энергии и из-за недоказуемости этого акта философы вынуждены принять первичность сознания или материи в виде постулата. Человек производит изделия, которые не могут возникнуть посредством естественных процессов, но в то же время наша деятельность находится в согласии с природными законами. В некоторых случаях Бог делает то же самое и это позволяет нам применить метод аналогии в поиске ответа на вопрос о происхождении мироздания.
    Приведем большую цитату из статьи американского физико-химика и историка науки Ч. Такстона:
   „Эмпирическая наука теоретически признает как естественные, так и интеллигентные причины. Хотя как естественные, так и интеллигентные причины устанавливаются посредством опыта, современная эмпирическая наука о природе обычно признает только естественные причины. Это предрассудок со стороны ученых или какой-то заговор по устранению интеллигентных причин? Ни в коей мере. Наука допускает любую причину, естественную или интеллигентную, о которой говорит однородный чувственный опыт. В истории современной науки, однако, однородный опыт связывает только естественные причины с закономерно повторяемыми событиями. Вот почему мы не включаем в науку интеллигентные причины. Но это не запрет. Если интеллигентные причины можно было бы связать с повторяемыми событиями, то они были бы допустимыми в науке.
    Нет оснований приписывать причину – естественную или интеллигентную – какому бы то ни было явлению в качестве заместителя однородного опыта.[5] В качестве примера предположим, что мы детективы, расследующие смерть человека. Убийство ли это или естественная смерть? Мы предварительно не знаем ответа. Нужно расследование случая. Если какой-то детектив уже в начале своего расследования объявил, что человеческая смерть может быть только естественной, мы бы возразили, что это обуславливает неправомерные ограничения на возможные причины. Раз мы надеемся установить посредством нашего расследования вызвана ли смерть интеллигентной причиной (убийством) или была естественной, то нам необходим метод работы, одинаково открытый для обоих объьяснений. Нам нужен метод, который позволит установить с возможно наибольшей вероятностью, что же в сущности случилось.
    Как видим, во всей истории экспериментальной науки повторяемые события связаны с естественными причинами. Другие события, особено такие, как возникновение чего-то, не являются повторяемыми и могут быть уникальными Нам нужна методология, которая может преодолеть априорную связь с причиной и которая даст нам критерии для одновременного рассмотрения случающегося по естественной причине и случающегося по интеллигентной причине.
    Аналогия
   Как мы могли бы принять решение в пользу интеллигентной причины для некоторого события в прошлом? В принципе для установления интеллигентной причины мы используем тот же метод, который используем и для естественной причины, т.е. однородный чувственный опыт. Это так называемый метод аналогии.
   В ХІХ в. астроном Джон Гершел дополнительно развил метод аналогии: „Если аналогия между двумя явлениями очень близкая и поразительная и в то же время причина одного очевидна, то едва ли возможно отвергнуть наличие аналогичной причины и для второго явления, хотя это само по себе не очевидно» Ученые рассчитывают на этот метод уже более 150 лет. Огромный успех науки является хотя бы частичной его аттестацией…
  В качестве наглядного примера для метода аналогии рассмотрим археологию. Принцип аналогии часто используется в археологии для определения того, имеет ли одно или другое открытие интеллигентную причину. При этом рассуждения следующие: В современной жизни мы видим ремесленника, делающего керамические изделия. Следовательно, когда мы при раскопках какого-нибудь кургана в Месопотамии обнаружим разбитый горшок, то можем заключить, что произвел его такой же ремеслнник – гончар…
   Между прочим, такой же аргументации придерживаются и астрономы, когда ищут в Космосе разумную жизнь. Это обычная практика для коллективов в НАСА, когда они обрабатывают данные о планетах и их лунах. Эти коллективы используют различные критерии для признания доказательства разумной жизни на планетах – наличие какого-нибудь отличительного знака на продукте с разумным источником.
  Астроном Карл Сейган утверждает, что даже одно единственное послание из космоса установило бы существование внеземной жизни. Он пишет: „Есть и другие, которые верят, что наши проблемы разрешимы, что человечество находится еще на стадии детства и в недалеком будущем мы вырастем. Одно единственное послание из Космоса показало бы, что возможно пережить такое технологическое юношество. Цивилизация, которая посылает такие сигналы, все же уцелела.“[6]
   Если мы действительно обнаружим радиоволны с характерными чертами послания, нет ли у нас основания считать, что их источником является разумное существо, ссылаясь на аналогию с посланиями, о которых по опыту знаем, что они исходят от разумных существ, а именно людей? Другими словами, метод аналогии мог бы регистрировать не только человеческую, но и общую интеллигентность.”[7]
    Применение метода аналогии
  В статье „Прощай, Дарвин!” мы уже установили три принципа невозможности возникновения мироздания по естественным причинам. Но возможно ли, чтобы творческая деятельность мыслящего и активного существа соответствовала этим принципам?
   Первое. Обеспечение подходящих параметров для работы одной системы сравнительно легко исполнить. Мы предварительно вычисляем оптимальные условия протекания производственных процессов, после чего настраиваем приборы для поддержания их постоянными. Аналогичным образом выбраны и застопорены необходимые константы, законы и взаимодействия для функционирования Вселенной, живых существ и человека.
  Второе. Сам по себе футбольный мяч не может изменить свое состояние покоя или направление своего движения. Но игроки могут придать ему определенную скорость и направление согласно своему желанию. Таким же образом не существует и никакого препятствия, чтобы разумный и всемогущий Творец после создания небесных тел «запустил их по своей орбите» (согласно выражению Ньютона) [8]. Если проследить траекторию мяча, не учитывая, однако, его взаимодействие с футболистами, тогда мы зарегистрируем нарушение законов сохранения импульса и гравитации. Таким же образом в космических системах кажутся нарушенными динамические законы (импульса, а в скрытом виде – и гравитации), поскольку не признается внешнее интеллигентное вмешательство (которая просматривается и в чудесной гармонии в организации тел).
   Для интеллекта не представляет никакого труда реализовать процессы с бесконечно малой вероятностью осуществления. Автомобиль – произведение нашего разума. Может ли он возникнуть в результате природных стихий? Рассмотрим тольку одну часть двигателя – например готовый цилиндр. Какова вероятность случайного возникновения поршня для него с подходящей формой и размерами? Элементарные рассуждения показывают, что она составляет (1/∞)2, потому что существует бесконечное множество и форм, и размеров. А если цилиндр также должен появиться аналогичным образом и оба элементы должны быть сочленены, и система должна работать, тогда общая вероятность такого события составит (1/∞)4, т.е. меньше «абсолютного нуля». Инженер, однако, без особых усилий из бесконечного числа возможностей может определить подходящие параметры и, произведя определенные расчеты, сконструировать вышеуказанные изделия. (Мы все же редко осознаем необыкновенные способности нашего ума!). Вероятность появления всемира также имеет порядок 1/∞ в некоторой степени, но дальнейшее построение окружающей нас действительности гораздо сложнее. То есть для сознательного Бога имеется 100%-ная возможность сотворить мир, в то время, как для слепого случая («часовщика» – по выражению Р. Докинса) нет никакой перспективы справиться с подобным заданием.
   Третье. Давайте на мгновение примем, что не знаем, как появились автомобили. Однажды приходим в автосалон, где представлены радличные марки легковых машин – от первых до последних моделей. Какой вывод мы сделаем, если будем исходить из современных научных предпосылок искать только естественные причины происхождения? Имея в виду все более усложняющуюся организацию, мы можем предположить, что все это разнообразие форм получилось в результате продолжительной и сложно разветвляющейся эволюции. То есть сходство в их устройстве и функциях может заставить нас прийти к совершенно неправильному заключению. Если, однако, будем следовать другой логике, то придем к выводу, что даже такие простые системы не могут возникнуть посредством случайных процессов (и естественного отбора!), и необходима целенаправленная интеллигентная деятельность. В таком случае, почему не допустить, что растения и животные также „созданы по своим видам“ – вывод, который подтверждается полным отсутствием переходных форм.
   В одном известном пассаже своей книги „Диалоги по естественной религии“ философ Дэвид Юм, живший в ХVІІІ веке, которого совсем нельзя упрекнуть в пристрастии к христианству, рассуждает об аналогии между человеческим и Божественным разумом. Клинтес, один из героев его книги, говорит: „Оглянитесь и посмотрите на окружащий мир. Вникните в его целостность и в каждую отдельную его часть. Вы откроете, что он не представляет ничего иного, как огромную машину, разделенную на бесконечное число более мелких машин, которые в свою очередь подлежат последующему разделению до степени, не поддающейся человеческому восприятию и способности проследить и объяснить. Все эти разнообразные машины и даже самые миниатюрные их части согласованы между собой с точностью, вызывающей восторг каждого, кто когда-либо всматривался в них. Внимательное приспособление средств к целям во всей природе напоминает, хотя и многократно превосходит, произведения человеческого … ума. Поэтому, т.к. следствия подобны , приходим к заключению… что и причины подобны, и что Автор Природы каким-то образом подобен человеческому уму, хотя обладает неизмеримо большими способностями, пропорциональными величественной работе, которую Он совершил.“[9]
   Британский астроном Джеймс Джинс далее развивает этот тезис в соответствии с точкой зрения науки начала ХХ века: “Явления во Вселенной происходят не в соответствии с механическими принципами, как считалось ранее, а в согласии с чисто математическими принципами. Сравнение природы с огромной машиной неправомерно, т.к. поток научного познания говорит о немеханической действительности. Вселенная начинает походить больше на великую мысль, чем на великую машину. Раз мир это мир мысли, то это должна быть мысль некоторого Существа, Которое думает, и Его творение должно было быть актом мысли этого мыслящего существа. Мы, ученые, начинаем думать, что Творцом и Правителем в царстве материи является Дух. Современные научные теории заставляют вас рассуждать о Создателе мира, который работает вне времени и пространства. Вселенная дает нам доказательства о наличии контролирующей силы, которая работала с определенной целью и не имела ничего общего с человеческим умом“[10]
   О том же говорит и Альберт Эйнштейн (а также ряд других ученых): „Каждый, кто серьезно занимается наукой, постепенно убеждается, что в законах Вселенной проявляется Дух; Дух, Который бесконечно могущественней духа человека и перед лицом Которого мы, с нашими скромными возможностями, должны смириться. Таким образом научные исследования приводят к специфическому религиозному чувству, которое достаточно сильно отличается от наивной религиозности“ [11]
   Ричард Левонтин, генетик из Гарвардского университета, признает, что натурализм внесен в науку искусственно: „Не то, чтобы методы и институты науки вынуждают нас каким-то образом принимать материальное объяснение феноменального мира, напротив – так как мы априори принимаем материальные причины, то вынуждены создавать исследовательский аппарат и понятия, которые производят материальные объяснения…“[12]
  Поэтому не наступило ли время разорвать установленную натуралистическую парадигму и принять, что объекты и явления в природе также могут иметь интеллигентную Причину своего генезиса?!
   “Ловит мудрых в их лукавстве“ (І Кор. 3:19)[13]
   Натуралисты допускают, что возможно есть очаги жизни и на других планетах в космосе. Исследователи по проекту SETI ищут сигналы от интеллигентных существ в космосе. Космические корабли, направленные за пределы Солнечной системы, несут фонографическую запись в качестве послания к галактическим братьям по разуму. Многие ученые даже склонны считать нашу биосферу экспериментом технически развитой внеземной цивилизации.
  Но здесь возникает трудно объяснимое противоречие. Те самые авторитеты, которые категорически против Божественного происхождения (и объявили всякое такое учение не научным), с готовностью принимают возможность интеллигентного вмешательства другой цивилизации?! Блез Паскаль спрашивает: “Почему так много людей не верят в Божественные истины? Потому ли, что они не доказаны?“ И отвечает: „Нет, потому что они им не нравятся“.
   Мы все время задаем себе вопросы “кто мы?”, “откуда пришли и куда идем?“. Популярная газета объяснила однажды это сильное желание ответов: „Некоторые допускают, что какой-то внеземной интеллект послал огромные потоки кодированной информации, виртуальную галактическую энциклопедию, содержащую прозрения относительно происхождения Вселенной или бессмертия“.[14] Человек отчаянно нуждается, чтобы кто-то ему сказал, откуда он произошел и как может достичь бессмертия.
   Как отмечают другие ученые: “Один бесконечный Интеллект уже послал „потоки“ информации, одну „всемирную энциклопедию“, касающуюся того, откуда мы пришли, кто мы, для чего мы, а также прозрение относительно бессмертия – и она не закодирована! Она раскрыта Тем, Кто создал все, и она переведена на почти все языки планеты. Это – Святая БИБЛИЯ“.

ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Решение суда вышло в конце декабря 2005 г., а статья написана несколькими месяцами позднее – весной 2006 г.
[2] См. прим. 1 в статье „Прощай, Дарвин!“:
[3] Если найдется читатель, который считает, что все появившееся в результате интеллигентного дизайна легко распознать, то спросим его: по какому критерию? Например, клеточная бактерия, самая простая форма жизни имеет гораздо более высокую степень организации, чем механические (электронные) часы. Что из них является делом разумного создателя а что – игрой химических молекул?
    В ряде областей необходимо создать ясные правила, позволяющие разграничивать продукты сознательной деятельности. Как иначе определить, что какой-то камень был режущим орудием „прачеловека“, а не просто куском скалы с причудливой формой. Или,что пойманные радиоэмиссии из космоса несут послание? И почему этот подход считается антинаучным?
[4] Интеллигентный дизайн (англ. Intelligent Design, ID) воспринимается как более легкая форма креационистического учения, потому что пытается деликатно обратить внимание читателя на разумный план в построении пророды, не акцентируя на том, Кто и как его реализовал.
   “Интеллигентный дизайн” рядом социологов и философов науки считается “наукообразной теорией”, которая не подкреплена серьезными доводами, не задает научную программу и не имеет возможности экспериментальной проверки.
  Нужно признать, что вышеприведенное выражение в известной степени основательно. Большинство аргументов создателей “Интеллигентного дизайна“ были опровергнуты оппонентами, принадлежащими к лагерю противников. Что касается целей и задачи, мы уверены, что его сторонники могут в недалеком будущем разработать лучшую научную программу действия (все же это движение существует недавно). Предложение эмпирически проверимых космологических моделей Сотворения – вопрос времени, а данные, полученные от современной спутниковой аппаратуры, вскоре дадут нам достоверную научную гипотезу.
[5] Дэвид Хьюм вводит в оборот выражение ,,однородный опыт” (uniform experience). Под ним он имел в виду то, что я называю однородным чувственным опытом, объективным опытом пяти органов чувств, а не субъективным или религиозным переживанием. (прим. авт. – Ч. Т.).
[6] Carl Sagan, Broca’s Brain, 1979. New York: Random House, p. 275
[8] Библия говорит нам, что мы сотворены по “Божиему образу и подобию”, поэтому есть известная аналогия между нашими собственными разумными и Его действиями. Но Он не является «нашим образом и подобием» и поэтому Ему не надо «рук», чтобы совершить одно или другое.
   Бог есть Дух (Ин. 14:26) и Он трансцендентен (вне материального пространственно-временного континуума), а также имманентен (вездесущ), т.е. Он присутствует всегда и всюду отдельно и незамисимо от всего.
   Согласно Св. Писанию, создание и объединение небесных тел в красивые системы произошло по заповеди Бога (как впрочем и все остальное).
[9] Основными чертами философии Юма являются скептицизм и натурализм. Он является одной из самых влиятельных личностей шотландского просвещения. Указанная цитата явно появилась в результате его какого-то моментного прозрения, потому что не вписывается в контекст его остального творчества.
[10] Попов, С. „ЗАЩО ВЯРВАМ В БОГА”, София, 1992, стр. 35, 36.
[11] ЭЙНШТЕЙН, цитированный в “Albert Einstein: The Human Side” by Dukas and Hoffmann, Princeton University Press, 1979, 33.
[12] Richard Lewontin, New York Review of Books, January 9, 1997
[13] Цитата из Протестантского перевода Библии от 1940 г.
[14] Union-Tribune, San Diego, California, 5 November 1993.

Статья содержит отдельные пассажи из книги “Вяра и наука

петък, 6 септември 2013 г.




"Отпечатки пальцев Бога"
Валентин Велчев
Можно ли эмпирически проверить космологическую модель Сотворения, описанную в Библии?
В 1931 г. австрийский математик Курт Гедель сформулировал теорему о неполноте, согласно которой формальные системы логики и математики семантически неполноценны и не могут быть строго доказаны (или опровергнуты). В качестве самого простого примера можно указать на невозможность разрешения апории Зенона – Ахилл (самый быстрый бегун в древности) не смог бы догнать черепаху, если она при старте находилась бы перед ним в всего в нескольких шагах.
Никто до сих пор не смог чисто теоретически опровергнуть утверждение элейского мыслителя, но в жизни даже маленький ребенок легко может справиться с подобной задачей. Поэтому сегодня недостаточно создать научную постановку – она должна иметь определенные последствия, которые позволяют эмпирическую проверку ее истинности.
Самым существенным недостатком христианского взгляда на Сотворение является обстоятельство, что он в основном базируется на критике эволюционного учения. Отсутствует собственная теория, которая может быть подвергнута верификации. В этой статье мы впервые попытаемся представить библейскую модель, которая будет подкреплена теоретически с помощью физики и математики и проверена путем наблюдений, экспериментов, компьютерной симуляции и пр.
1. Теория Большого взрыва
Хорошо известно, что теория Большого взрыва держится на трех наблюдаемых столбах – расширении Вселенной, реликтовом излучении и изобилии легких элементов. Классическая постановка этой концепции, однако, не в состоянии справиться с рядом вызовов, стоящих перед ней – например, с проблемами с космическим горизонтом, плоским характером пространства, магнитными монополями и т.д. В конце 1979 г. Ален Гут и Генри Тай создают т.н. инфляционную космологию, которая устраняет указанные трудности. По их мнению, немного спустя после начала энергия Вселенной содержалась в инфлятонном поле с отрицательным давлением. Благодаря этому, спустя примерно 10-35секунд произошел грандиозный взрыв и Вселенная раздулась по экспоненте более, чем в 1030 раз. Поле постепенно освобождало содержащуюся в нем энергию под формой почти однородного моря частиц и излучений и далее все развилось по конвенциональному сценарию (см. табл. 1).
Время после Большого взрыва
Событие
За сколько лет до нас
0
Большой взрыв (сингулярность)
13,7 млрд. лет
10-35–10-33сек.
Инфляционная эра

10-33 сек.
Кварк-глюонная плазма

10-5 сек.
Кварки соединяются в протоны и нейтроны

10-3 сек.
Синтез водородных и гелиевых атомов

1-3 мин.
Образование легких элементов вплоть до бора

370 тыс. лет
Вселенная становиться прозрачной. Излучается КМФ.

200-500 млн. лет
Рождение первых звезд и протогалактик.
13,5-13,2 млрд. лет
3,3 млрд. лет
Образование зрелых галактик, квазаров и старейших звезд Млечного пути.
10,4 млрд. лет
8,1 млрд. лет
Появляется Солнечная система, в том числе и Земля.
5,6 млрд. лет
Табл. 1

В 2001 г. по совместному проекту НАСА и Принстонского университета на орбиту был вывееден спутник WMAP, который измерил реликтовое излучение с точностью и разделительной способностью, в 40 раз превышающие эти параметры предыдущего спутника СОВЕ. В начале 2003 г. были проанализированы данные, полученные со спутника WMAP и поле космологических предположений было зачищено. Единственными претендентами на истину остались: инфляционная модель (точнее некоторые ее варианты) и циклическая модель (но для плоской вселенной!) Стенхарта-Турока[1]. Последняя предусматривает ускоряющееся расширение пространства[2], в то время как при инфляционной модели оно выглядит неуклюжей добавкой. Если ускорение галактик не подтвердится, инфляционная модель может уцелеть, но тогда опять возникнет загадка недостающих 73% энергетического бюджета Вселенной (см. рис.1).

Рис.1 Эволюция Вселенной. В первые 7 млрд. лет скорость расширения замедляется, а затем постепенно начинает возрастать, что заставляет физиков предполагать наличие т.н. темной энергии. (Наблюдаемые количества вещества и энергии в космосе обеспечивают лишь 4% критической плотности Вселенной, поэтому допускается, что темная материя добавляет еще около 23%, а темная энергия еще около 73%)

В мае 2009 г. Европейское космическое агентство (ЕКА) вывело на орбиту обсерваторию “Гершель” вместе с телескопом “Планк”, который имеет десятикратно лучшую разделительную способность, чем WMAP. Планируется и другой спутниковый эксперимент – CMBPol (эксперимент по обнаружению поляризации космического микроволнового фона). Согласно ряду инфляционных моделей, гравитационные волны от Большого взрыва должны были оставить отпечаток на поляризации реликтового излучения. Поэтому эти спутники не будут просто измерять отклонения в его температуре, но измерят и его поляризацию (среднее направление спинов регистированных микроволновых фотонов). В случае обнаружения первичных гравитационных волн циклический подход будет отвергнут и подтвердится инфляционная модель.
Коротко опишем некоторые основные недостатки стандартного сценария.
Сингулярное начало требует от космологии строгого решения, которого инфляционная модель не в состоянии дать, так как она все еще не интегрирована хорошо в теорию струн и поэтому не является частью слияния квантовой механики и Общей теории относительности.
Никто не может сказать, откуда появляется в дальнейшем инфлятонное поле с подходящей формой потенциальной энергии для возникновения инфляции. Не знаем и точных параметров взрыва – когда он случился, сколько времени продолжился, какое количество энергии преобразовалось в частицы, излучение и т.д. Поэтому не избежать впечатления, что физики просто подгоняют свои концепции под результаты астрономических наблюдений.
Наиболее значительным провалом гипотезы Большого взрыва остается вопрос о барионной и лептонной асимметрии. Если добавить еще и статистический абсурд, состоящий в том, что произведенные протоны и электроны должны быть в равных количествах (иначе все структуры за исключением атомных ядер будут разорваны) оказывается, что эта концепция вообще не может быть стартирована, поскольку не может рационально объяснить появление материи[3].
Не менее фундаментальными являются и проблемы теории о невероятно сложном строении атомов, звезд и космических систем. Поэтому нас не должно удивлять мнение критиков, говорящих, что современная гипотеза Большого взрыва, хотя и решает некоторые воростепенные вопросы, в сущности не может дать удовлетворительного объяснения происхождения Вселенной. Эмпирические данные, посредством которых тестируются космологические модели, относятся к периоду в примерно 370 тыс. лет спустя Большого взрыва, т.е. до появления космического микроволнового фона. Мы попытаемся включить и интервал 200-500 млн. лет, охватывающий период времени с рождения первых звезд и протогалактик до оформления зрелых галактик – спустя примерно 3,3 млрд. лет после старта Вселенной (см. табл. 1).
2. Диалектический материализм
Нет единого мнения о возможных этапах возникновения галактик. В начале ХХ века крупный английский астроном Дж. Джинс предложил одну из первых гипотез в этом направлении. Согласно ему в начале существовало пространство, равномерно заполненное разреженным газом. В результате его гравитационного сжатия и вращения образовались отдельные туманности правильной сферической формы. В дальнейшем, продолжая сжиматься, а следовательно и ускорять свое вращение, туманность сплющивается в эллипсовидный диск. Гравитационные поля соседних туманностей вызывают истечение вещества из диска, которое из-за вращения заворачивается в спиральные рукава. Повышенная плотность газообразной материи в этих ответвлениях способствует первоначальному образованию звезд именно в них. Хаббл дополнил, что образованные таким образом спиралевидные галактики в конце концов, возможно, разрушают свою структуру и гибнут в качестве “неправильных“.
Существует и строго противоположный взгляд. Согласно гипотезе К. Вайцзеккера, в начале мир был хаосом из диффузной газовой материи, находящейся в состоянии сильной турбулентности. Это значит, что повсюду в первичной среде бушевали гигантские вихри, под чьим воздействием появлялись и первые сгущения, первые газопылевые облака неправильной формы. Облака вращались вокруг своей оси, сплющивались и превращались в спиралевидные галактики. В спиральных ответвлениях началось образование звезд. С течением времени спиралевидные галактики теряют свои рукава и превращаются в устойчивые эллиптические системы.
Выдвинуты всевозможные гипотезы, рассматривающие разные возможности образования галактик и их перехода из одного вида в другой. Но тщательный анализ и вычисления ясно показывают, что ни одна из них не может считаться особенно убедительной.[4]
Согласно натуралистической позиции, небесные тела и системы путем хаотических столкновений могли образовать структуру случайно. Другими словами, в период времени от 200-500 млн. до 3,3 млрд. лет после начала должно было наблюдаться генерирование мощных гравитационных волн, потому что происходили чрезвычайно частые слияний тел в системах и коллизии между протогалактиками, ведущие к их росту, а также к образованию крупномасштабных структур (скоплений, гигантских облаков из галактик и пр.) во Вселенной. Другой вопрос – возможно ли вообще на случайном принципе возникновение исключительно красивого и сложного иерархического устройства небесных формирований – планетных, звездных, галактических и пр., а также их огромная устойчивость во времени (вычислено, например, что Млечный путь останется стабильным в течение примерно 1016 десяти миллионов миллиардов лет).
3. Христианский теизм
В начале Книги Бытия Библия рассказывает нам, что Бог сотворил материю из ничего и раскрыл Свой грандиозный замысел построения Вселенной. Мы должны осознать, что создание подобной динамической конструкции является неимоверно сложным делом, потому что в каждый момент она организована различным образом и при этом всегда остается в равновесии. Давайте вспомним, что только Мегагалактика (ее видимая часть) содержит более 1022 тел и более 1011 космических систем (ассоциаций, скоплений, галактик и т.д.), чье взаимное влияние надо иметь в виду.
Если мы попытаемся спроектировать, например, Млечный Путь с его 200 миллиардами звезд (а еще и звездных скоплений, планетных систем и пр.), то сразу же поймем насколько чрезвычайно сложна эта задача. Каждый член галактической “семьи”, если считать его абсолютно твердым телом (которое не испытывает никаких деформаций), имеет степени свободы, т.е. может двигаться в трех различных направлениях и вращаться вокруг трех взаимно перпендикулярных осей. В таком случае, чтобы определить положение тела в пространстве, нужно иметь численные значения трех координат и трех углов вращения (и следить за скоростью изменения этих параметров во времени). Для уточнения задачи, однако, необходимо уточнить, что ни одно из небесных тел не является абсолютно твердым. Модификации его формы, приливы и отливы изменяют скорость его вращения и направление оси вращения, что воздействует на силы взаимного притяжения и на орбиты других тел. Нужно учесть также электрические и магнитные взаимодействия, дефект массы (звезды постоянно теряют часть своей массы), изменяющееся гравитационное поле остальных объектов системы (а даже для трех тел их координаты и скорости становятся неисчислимыми[5]), иногда встречающиеся резонансы (например, между спутниками и планетами в Солнечной системе), влияние межзвездной среды, некоторые релятивистские эффекты и еще многие другие вещи, которые даже трудно перечислить.
При поиске общего решения задачи для совокупности более высоких иерархических образований (скоплений и сверхскоплений галактик), которые образуют Вселенную, возникает специфическая трудность, которая заключается в следующем:
Допустим, что каждая небесная система имеет огромное количество, например N, упорядоченных состояний при различных величинах масс и орбитальных характеристик тел в ней. (Принимаем, что это количество велико – N, но не бесконечно, поскольку количества вещества и размеры реальных космических систем ограничены). Когда систем две и мы их рассматриваем как подсистемы одной целостной системы, тогда из-за их взаимного влияния множество упорядоченных состояний всей системы будет представлять сечение только тех упорядоченных состояний, которые являются общими для обеих подсистем. Если подсистем три, множество допустимых состояний общей системы еще более ограничивается – до тех положений, в которых все три подсистемы будут в равновесии. Итак, чем больше подсистем, тем меньше множество их общих равновесных состояний. Не удивительно, что для огромного числа небесных систем во вселенной может существовать только одна возможность, при которой все они будут находиться в гармонии между собой и создадут целостную динамическую структуру Вселенной.
Но в вышеуказанных рассуждениях мы не учли изменения, которые происходят в каждой подсистеме. Если одна система составлена, например, из двух подсистем, ее устойчивое состояние не является “механическим сбором” двух устойчивых состояний ее подсистем. (У иерархических структур целое больше суммы своих частей). Устойчивость каждой подсистемы уже является чем-то качественно новым, потому что при расчете учитываются внешние влияния, оказываемые другой подсистемой. В таком случае новое равновесное состояние в каждой подсистеме не является подмножеством множества ее устойчивых состояний (поскольку здесь учтены лишь влияния между ее собственными телами). Вообще при каждом увеличении числа подсистем изменяется не только общий порядок всей системы, но и порядок в каждой подсистеме, потому что они взаимозависимы и должны при связывании создать единую целостную структуру. Но, если необходимо спроектировать Вселенную как одно целое, то нужно следовать заданному плану, в котором все предусмотрено; в противном случае этот прекрасный “архитектурный храм” может очень быстро рухнуть[6].
Грандиозное построение вселенной заставило Поля Дирака, одного из самых больших экспертов в области математической физики, воскликнуть: ”Человек наверное описал бы ситуацию словами, что Бог – математик высочайшего класса, Который использовал весьма слижную математику, когда конструировал Вселенную. Наши слабые математические достижения помогают нам понять лишь одну малую часть Вселенной, и чем больше будет развиваться математика, тем больше можем надеяться, что будем понимать Вселенную лучше”.[7]
(Богу, конечно, не нужно делать расчетов – Он обладает полным знанием, премудростью и всемогуществом, в результате чего вызывает совершенное мироздание к бытию без всяких интеллектуальных и творческих усилий!)
Но, как показывают наблюдения, порядок в этих системах рушится – звезды взрываются, галактики сталкиваются и т.д. Указанные изменения приводят к резкому изменению взаимосвязей между членами системы, что в конечном счете кончается их гибелью. Эти заключения удивительно хорошо согласуются с библейской точкой зрения по вопросу. Там отмечено, что в начале “тверда вселенная, не поколеблется” (Пс. 95:10), но вследствие грехопадения человека, все создание было подчинено “рабству тления”, т.е. разрушению (Римл. 8: 20, 21)[8].
Согласно материализму, направление процессов в природе – от хаоса к порядку, а при теизме наооборот – от порядка к хаосу (что находится в полном соответствии со вторым законом термодинамики о неубывании энтропии)[9].
В 70-е годы ХХ века Б. Коллинс и С. Хокинг, рассматривая начальные условия возникновения мира, путем соответствующего математического анализа показали, что “вселенная, которая не абсолютно правильна, неустойчива. Другими словами, хаотичная при своем возникновении вселенная становилась бы все более хаотичной впоследствии[10]. Получается “эффект домино” – с течением времени хаос мультиплицируется, т.е. увеличивается беспорядок, дезорганизация, пока порядок всей системы не разрушится полностью.
Применяя соответствующие математические методы и средства, а также подходящую компьютерную симуляцию, мы могли бы проверить сохраняется ли этот принцип и для более сложных структур Вселенной – планетных, звездных, галактических и т.д.
Если построить кривую вероятностей распределения устойчивости небесных систем (возникающих случайно) во времени, можно было бы понять, действительна ли она и при огромном числе наблюдаемых (свыше 175 млрд.) галактик, что позволит провести отличное тестирование статистических прогнозов. Например, резонно ожидать, что какой-то процент галактик не успевает достичь устойчивого динамического равновесия и в данный момент можно наблюдать немалое их количество в коллапсе. Другой вопрос – способны ли галактики увеличивать свои размеры в результате последовательных коллизий, перестраиваться в новые долговечные конфигурации и т.д.?
(Уже сейчас мы, однако, в состоянии сказать, что весь Космос прекрасно сбалансирован и упорядочен – сталкивающихся звезд и галактик ничтожно мало, что наводит нас на мысль, что он вряд ли организован по принципу случайности!)
 

Рис. 2 Hubble eXtreme Deep Field – фотографии Вселенной, охватывающие области сверхглубокого космоса, сделанные космическим телескопом “Хаббл”.

Фотография, названная “Область экстремально дальнего обзора” (рис.2) показывает нам более пять тысяч галактик, отстоящих от нас на расстоянии 13 млрд. ly, что подтверждается и их спектральными линиями, полученными с помощью наземных телескопов. Действительно, многие из галактик – маленькие со странными и удивительными формами, есть и загадочные квазары, но немалая их часть такая же, как и современные галактики[11].
Если принять, что мы стали свидетелями зарождения одних из первых протогалактик (формирующихся лишь спустя 500-700 миллионов лет после Большого взрыва), то должны были бы наблюдать столкновения между звездами в них и между ними, что должно быть совсем обычным явлением. (Согласно теории, зрелые галактики образуются спустя целых 2,6 млрд. лет – см. табл. 1). Это заставляет нас задуматься о том, почему наблюдаемая картина так отличается от ожидаемой? То есть почему мы нигде не видим процесса зарождения галактик, а они всюду появляются перед нами в полностью завершенном виде? Не откроют ли ученые с помощью следующего поколения телескопов, что все галактики были упорядочены уже в самом начале Вселенной?! „Оглушительное молчание” наличных детекторов гравитационных волн также свидетельствует об этом![12]
4. Библейская космологическая модель
В Книге Бытия рассказывается, что сотворение Земли и небесных светил произошло в первый и четвертый творческие дни:
В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один…
И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной [для освещения земли и] для отделения дня от ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так. И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды; и поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю, и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день четвёртый (Быт. 1:1-14).
Согласно христианской теологии, Бог творит миры ex nihilo, т.е. из ничего. Почти все толкователи Библии считают, что под “небом” в первом стихе понимается невидимый мир, где находится престол Бога, окруженного ангелами, херувимами, серафимами и пр. Этот трансцендентный мир более подробно описан в книгах Исаии, Иезекииля, в Откровении и др., но мы не будем останавливаться на них. В отношении слова “земля” мнения разделяются примерно в двух направлениях:
А) Одни считают, что кроме нашей Земли, это слово обозначает всю материю в космосе, например газопылевые облака. В таком случае, по приказу Бога в дальнейшем в них должны были оформиться небесные тела, движущиеся по своим орбитам, образуя планетные, звездные и галактические системы.
Б) Другие говорят, что слово “земля” относится лишь к нашей планете, а Солнце, Луна и звезды появляются на четвертый день. Следовательно Вселенная возникла сразу уже полностью упорядоченной.
Эмпирические следствия
1) При библейской модели “Большим взрывом” можно считать мгновенное сотворение пространственно-временного материального континуума ex nihilo, но, в отличие от стандартного сценария, здесь все не начинается из одной точки.
Математическая попытка объединения Общей теории относительности и квантовой механики убедительно показала, что Вселенная не могла стартовать из точки нулевого размера с бесконечной плотностью, что заставляет поставить вопрос: “Каков был ее первоначальный объем?”
К 2020 г. НАСА и ЕКА планируют вывести на орбиту самый совершенный детектор гравитационных волн – LISA (Laser Interferometry Space Antenna). По выражению некоторых ученых, “он будет в состоянии снять отпечатки пальцев Бога, оставленных на ткани космоса еще в первые моменты Сотворения. И мы поймем каким точно конкретным образом возникла Вселенная”[13].
2) Библейская модель считает, что образование звезд стало одномоментным актом на заре времени. В таком случае мы могли бы наблюдать их зарождение только у самых ранних галактик (или обнаружить, что в начальный миг Вселенная появилась полностью упорядоченной).
Совместными усилиями НАСА, ЕКА и Канадского космического агентства в 2018 г. на гелиоцентрическую орбиту будет выведен космический телескоп “Джеймс Вэбб”, миссией которого будет поиск света от первых сформировавшихся звезд и галактик.
Согласно классической теории, небесные светила не появляются только на начальных этапах возникновения вселенной, а образуются непрерывно и по сей день. Если это так, то число звезд, находящихся на данной фазе своего развития, пропорционально времени, в которой они находятся в ней. Стадия протозвезды примерно в сто раз меньше стадии ее нахождения на Главной последовательности. Это говорит о том, что число наблюдаемых протозвезд должно быть в примерно в 100 раз меньше числа нормальных звезд. В Млечном Пути и других тридцати галактик из Местной группы очень хорошо видны не только ядра и структурные особенности, но и отдельные звезды, скопления, туманности и т.н.. Общее количество звезд в них составляет примерно 2000 – 3000 миллиардов, так что они являются хорошей базой для статистических выводов о том, каковы различные стадиии их развития. Элементарные расчеты показывают, что в Местной группе мы могли бы открыть хотя бы несколько десятков миллиардов протозвезд. Как защитники классической концепции звездной эволюции могут объяснить их отсутствие?[14]
Рис.3 Большой взрыв по последним данным должен был совершиться 13,7 млрд. лет тому назад. Космический телескоп “Хаббл” позволяет нам достичь почти “границы” Вселенной.

Но почему никто из нас не может с уверенностью сказать, что видел промежуточные этапы “проклевывания” звезд, даже когда рассматривается вся доступная для наблюдения часть Вселенной? Чем дальше отстоят от нас галактики, тем в более далекие эпохи происходили наблюдаемые нами процессы. Если принять, что самые далекие наблюдаемые объекты находятся на расстоянии 13 млрд. ly, это значит, что в определенном смысле можно проследить все эпохи развития Метагалактики за этот период времени (рис. 3)[15]. Так что мы могли бы стать свидетелями зарождения звезд, если бы оно происходило даже в очень далеком прошлом. Но где на небе это огромное количество протозвезд?!
Еще к середине 2009 г. телескоп “Гершель” исследовал космос в инфракрасном и субмиллиметровом диапазоне, что позволило ему вести наблюдения через пыль, мешающую телескопу “Хаббл”. Таким образом он был в состоянии заглянуть в газопылевые облака, в которых, как считается, зародились звезды, чтобы рассмотреть “условия в утробе”. Сегодня, когда его миссия почти завершилась после более трех лет непрерывного наблюденения всей Метагалактики, он не успел сделать ни одного снимка, на котором видны доказанные протозвезды!
3) Можно сделать еще одно допущение, а именно: возможно, что космический микроволновый фон (КМФ) является остатком того “света”, который осветил небесные просторы в первый день Сотворения. Если это действительно так, то мы могли бы уточнить, какой из двух библейских сценариев вероятнее всего был реализован на практике.
Согласно первому варианту, Земля и газопылевые облака появились до КМФ, а согласно второму – вся материя под формой готовых звездных систем появилась после него. При постепенном создании тел и формировании космических структур характер гравитационных волн и флюктуаций (а может быть и поляризации) КМФ должен быть отличным от характера, который бы наблюдался при мгновенном возникновения Вселенной.
Все же не нужно забывать того, что “неисповедимы пути Господни”. Возможно, что Бог реализовал Свой замысел способом, о котором мы не можем догадаться.
Заключение
После провала сотен (и даже уже тысяч!) гипотез об образовании Солнечной системы, звезд и галактик, совсем резонно думать, что диалектико-материалистический подход неприемлем для объяснения возникновения Вселенной! Христианская церковь сегодня стоит перед вызовом разработать с помощью космологов, астрономов, физиков, математиков, богословов и др. подробную модель Сотворения, позволяющую пройти эмпирическую проверку на достоверность. В будущем предстоит осуществить две важные спутниковые программы – LISA и “Джеймс Вэбб”, которые в значительной степени помогут нам понять, куда склоняются весы – к натурализму или к теизму?
Мы определенно считаем, что наука является самым верным союзником христианства, так как она предлагает самый обективный метод изучения устройства и происхождения мироздания. Мы ожидаем, что научные открытия в конечном счете подтвердят ту истину, что мир создал разумный Бог – Творец.

Примечания
[1] В начале ХХІ века Пол Стенхарт и Нил Турок, в рамках теории струн, создают гипотезу радикального воплощения циклической космология, на этот раз с плоской вселенной. Они делают предположение, что наш мир – 3-брана, которая через несколько триллионов лет столкнется с другой параллельной вселенной – 3-браной. “Взрыв” от удара даст начало новому космологическому циклу.
[2] В 1998 г. две группы астрономов, одна из Национальной лаборатории «Лоренс» в Беркли под руководством Саула Перлмутера, а другая из Австралийского национального университета под руководством Брайана Шмидта, сообщили о сенсационном открытии. При наблюдении сверхновых типа Ia, находящихся в галактиках на разных расстояниях от Земли, оба коллектива пришли к совершенно неожиданному заключению: расширение Вселенной не только не замедляется, но наоборот – ускоряется.
[3] Согласно теории, первичная Вселенная была полностью создана посредством излучения с высокой энергией, спонтанно производящего частицы и античастицы. Спустя примерно одну микросекунду после взрыва температура упала под 1013 К. Кварки и антикварки уменьшили свою скорость, а сильное взаимодействие слепило их по три в группы, образующие соответственно барионы и антибарионы. Однако, согласно статистическим законам, их число обязательно должно быть равным и неизбежные удары между ними привели бы к полной аннигиляции. Энергия возникающего излучения постепенно будет уменьшаться при расширении Вселенной, вследствие чего новые пары частиц не смогут рождаться.
А это значит, что не может существовать никакая структура..
Русский физик Андрей Сахаров предполагает, что в ту эпоху имела место т.н. СР-симметрия, в результате которой получился дисбаланс – на каждый миллиард антибарионов приходилось миллиард один барион. После завершения большого “фейерверка” уцелевшие барионы превратились в протоны и нейтроны, из которых впоследствии были созданы все атомные ядра.
Но дело в том, что необходима была и лептонная асимметрия, при которой уцелело бы точно столько же электронов, сколько и произведенных протонов (чтобы атомы были электронейтральными), что является статистическим абсурдом. Если бы существовал даже совсем легкий перевес положительных или отрицательных зарядов, они столкнулись бы с силой, превышающей в 1036 раз силу гравитации, и разорвали бы все структуры в известном нам мире, за исключением атомных ядер, потому что в них сильное взаимодействие примерно в 100 раз больше электромагнитного.
[4] У громадного большинства людей укоренилось мнение, что теория Большого взрыва очень хорошо объясняет рождение и организацию Вселенной. Следует, однако, отметить, что, по мнению экспертов, это совершенно не так! М. Харвит недвусмысленно признает: “Вселенная, которую мы видим, взглянув на ее самые дальние горизонты, содержит (более) ста миллиардов галактик. Каждая из этих галактик имеет (в среднем) сто миллиардов звезд. Это составляет в целом 1022звезд. Тайный стыд современной асрофизики состоит в том, что мы не знаем, как успела образоваться даже одна единственная из этих звезд”. (Martin Harwit, “Book Reviews,” Science, March 1986, pp. 1201-1202.)
Дж. Трефил не скрывает огорчения: “Проблема появления галактик оказалась одной из самых тернистых в космологии. По всем правилам они не должны существовать, но они есть. Трудно передать всю глубину разочарования, которое этот необъяснимый факт вызывает среди ученых”. (James Trefil, Dark Side of the Universe 1988, p. 55.)
В своей книге “Вселенная во времени”, стр. 302, П. Мафей говорит: “14 и 15 февраля 1979 г. состоялась встреча специалистов, организованная У. Х. Маккреем и М. Дж. Рийсом из английского Королевского общества с целью обсудить происхождение и первые фазы эволюции галактик. Как позднее писал сам Маккрей: “Когда началось обсуждение, почти никто из присутствующих не мог претендовать на то, что знает, как образовались галактики; не могли этого сделать и те, которые присутствовали на закрытии”.
По этому поводу один критик отмечает: “Если вы откроете обычную научную книгу по астрономии, то будете засыпаны картинками газовых облаков и протозвезд; увидите теории о происхождании Вселенной и звезд, заявленные с большой уверенностью.
Если, однако, вы посетите закрытую конференцию или симпозиум, то найдете там растревоженных людей, отчаянные теории, научные факты, которые опровергают эти теории, отсутствие альтернативных объяснений, атмосферу безнадежного отчаяния перед недоказанными и недоказуемыми идеями, и никаких решений или научных экспериментов, способных облегчить это положение”.
В таком случае есть две возможности:
1) Вопрос о происхождении галактик найдет свое натуралистическое объяснение в будущем.
2) Исключительно сложная конструкция Вселенной не вызвана самоорганизацией материи; построение мироздания обязательно требовало разумного вмешательства.
[5] Абстрагируясь от других подробностей, коротко опишем, насколько это невозможно даже в отношении гравитации. Для этой цели приведем выдержку из учебника по астрономии: “Самой знаменитой задачей небесной механики является задача трех тел, которая была (и есть!) объектом внимания великих математиков и астрономов. Она состоит в следующем: для некоторого начального момента времени даны координаты и скорости трех тел с известными массами. Нужно определить положения и скорости этих тел для произвольного момента времени.
Постановка задачи для n тел аналогична. В действительности рассматриваются не тела, а материальные точки. Вопреки этому, достаточно себе представить, что на каждую материальную точку воздействует сложно изменяющееся во времени гравитационное поле других точек, которое в состоянии привести к их тесному сближению, чтобы стало ясно, что решение, описывающее невообразимое разнообразие последствий этих сближений, будет иметь чрезвычайно сложный вид. Можно показать, что в задаче для n тел известны только 10 интегралов. Так как для трех тел имеются 18 дифференциальных уравнений первого порядка, а могут быть определены только десять интеграционных констант, задача выглядит нерешимой.....
Общая задача трех тел была аналитически решена в 1912 г. финским ученым Зундманом, который показал, что изменение координат трех тел, расстояний между ними и времени t можно представить рядами по степени вспомогательной переменной, которые будут абсолютно сходящимися. В 1931-1933 гг. французский ученый Белорицкий установил, что для установления положений больших планет с точностью астрономических ежегодников нужно из рядов Зундмана использовать суммы, содержащие не менее 108 000 000 членов. (Это число выходит за пределы нашего воображения – прим. авт.) Можно считать, что аналитическое решение задачи трех тел найдено, но оно имеет только теоретическое и ни в коем случае не практическое значение”. (Николов, Н., М. Калинков. „АСТРОНОМИЯ”, изд. „Св. Кл. Охридски”, София, 1998, стр. 76, 77.
[6] Атомы – это основные строительные “кирпичики” природы, потому что входят в состав веществ, предметов и живых организмов. Трудно можно поверить, что такие элегантно рассчитанные и изящные конструкции случайно появились в бушующих стихиях первоначального хаоса и в недрах звезд. Производит впечатление, что большой набор условий – взаимодействие, законы, константы и пр., а также параметры “элементарных” частиц должны находиться в точно определенных границах, иначе все в микромире распадется на “кусочки”. Атом, составленный из динамичных частиц в ядре и электронной оболочке, в известной степени аналогичен небесным системам, но его чудесному построению способствуют и очень многие “чудеса” квантовой действительности.
[7] P.A.M. Dirac, "The Evolution of the Physicist's Picture of Nature," in Scientific American, May 1963, p. 53.
[8] Вселенная, живые существа и человек при сотворении были в неразрывной связи с Богом, вследствие чего вероятно могли бы существовать вечно. После грехопадения Адама эта связь была прервана и во всем мироздании наступили деградационные процессы, ведущие к старению и смерти. (Как дом, оставленный своим хозяином, который постепенно разрушается.)
[9] Роджер Пенроуз пишет: “Но, чтобы создать Вселенную на уровне низкой начальной энтропии… Творец должен был абсолютно точно попасть в очень малый объем фазового пространства”. Его расчеты показали, что “цель Творца” должна была быть прецизирована до одного к десяти в 10123-й степени – число, которое невозможно написать обычным десятичным способом, потому что даже если поставить по нулю на каждую элементарную частицу во Вселенной, для этой цели не хватит частиц”. (Пенроуз, Р. „НОВИЯТ РАЗУМ НА ЦАРЯ”, изд. „Св. Кл. Охридски”, София, 1998, стр. 415.)
[10] См. книгу итальянского астронома Паоло Мафея “Вселената във времето”, ДИ „Наука и изкуство”, София, 1989, стр. 321.
[11] Когда комментируют этот снимок, обычно подчеркивают то обстоятельство, что немалая часть изображенных на нем галактик имеют размеры, составляющие едва 1% от размера Млечного Пути, а другие настолько синего цвета, что, вероятно, исключительно бедны тяжелыми элементами. Некоторые космологи считают, что такие объекты могут быть ключевым моментом для раскрытия загадки, касающейся первых эволюционных шагов при образовании Вселенной. Ричард Боуенс из Калифорнийского университета заявляет: „Глубокие наблюдения предоставляют новые доказательства иерархической модели постепенного оформления галактик, при которой малые объекты накапливают массу или сливаются в большие путем плавного и систематического, но драматического процесса столкновений и агломерации”.
Подобный аргумент, однако, недостаточно убедителен, особенно после того, как трое ученых из Йельского и Принстонского университетов в США и Лейденского в Голландии наблюдали галактику, названную 1255-0, находящуюся от нас на расстоянии в 10,7 млрд. ly, которая в 4 раза массивнее Млечного пути, но имеет шестикратно меньшие размеры. Открытие показывает, что еще на заре времени существовали огромные галактики, которым не нужно было увеличивать свои размеры, поглощая себе подобных. Астрофизик Карл Глейзбрук предсказывает, что в следующие годы будут открыты сотни галактик, напоминающих 1255-0, и комментирует: “Это, как когда устанавливаешь, что древний Рим имел то же число жителей, что и сегодняшний Лондон с пригородами”
Добавим, что количество сверхновых звезд совсем ничтожно для того, чтобы утверждать, что именно их взрывы в дальнейшем разбросали по всей Вселенной химические элементы, которые тяжелее железа. Поэтому в указанном комментарии очевидно умалчивается тот факт, что часть первичных галактик вообще не бедна тяжелыми химическими элементами, то есть акцент делается на данных, которые находятся в согласии с теорией (что очень распространено на практике).
[12] В настоящий момент шесть из наличных детекторов гравитационных волн работают синхронно и таким образом их чувствительность позволяет регистрировать сигналы, идущие с расстояния вплоть до около 100 млн. ly. – это объем пространства, в который входят тысячи галактик, подобных нашей. Согласно теории, звезды образуются непрерывно и по сей день из-за гравитационной фрагменации межзвездных облаков пыли и газа. Следовало бы ожидать, что из-за несбалансированных сил взаимного притяжения будут наблюдаться частые слияния формирующихся протозвезд (а тем самым и образование гравитационных волн) – в худшем случае хотя бы 20-30 в год. (Число сильно занижено в пользу эволюционистов; в действительности, по грубым подсчетам, их должно быть больше в десятки и сотни раз). За 7 лет безупречной работы детекторов не отмечено ни одного такого события.
Единственные известные гравитационные волны, косвенно обнаружены Расселом Хэлсом и Джозефом Тейлором при наблюдении неустойчивой двойной системы из нейтронных звезд (а не протозвезд), расположенных на расстоянии около 16 000 световых лет от нас. Их орбиты медленно распадаются из-за потери энергии, излученной в виде гравитационных волн, что через какое-то время приведет их к неизбежному столкновению.
[13] LISA представляет собой группу из трех спутников, которые будут вращаться вокруг Солнца по орбите, удаленной на примерно 45 миллионов километров от орбиты Земли. Они образуют треугольник со сторонами в 5 миллионов километров. На каждом из них будут иметься лазеры, через которые будет осуществляться непрерывный контакт между ними. LISA будет в состоянии уловить ударные волны, образовавшиеся в первую триллионную часть секунды после Большого взрыва. (Для сравнения: измеренное посредством WMAP космическое фоновое излучение относится к эпохе через 370 тыс. лет после начала, когда, как считается, начали образовываться атомы).
[14] Все астрономы (в том числе и атеисты) согласны с тем, что налицо лишь несколько десятков (самое большее – сотен!) объектов, которые имеют признаки протозвезд. Но все они спорны, поскольку подобные явления наблюдаются и у звезд Главной последовательности. Если иметь в виду, что это совсем ничтожное количество (только в Местной группе галактик должно было быть порядка нескольких десятков миллиардов протозвезд), то становится ясно, что теория звездной эволюции полностью разваливается. Вот что пишет д-р Джейсон Лайсл в статье „Звёзды небесные подтверждают библейскую историю Творения”:
„Поэтому многие учёные-креационисты убеждены, что при обычных обстоятельствах спонтанное формирование звёзд невозможно. Несмотря на все заявления об обратном, мы никогда не видели процесс формирования новой звезды.5
5Иногда астрономы говорят об «областях звёздообразования», как будто их существование уже доказано. Неспециалист может предположить, что астрономы фактически наблюдают, как в таких областях образуются звёзды. Но это не так. Такие области содержат горячие голубые звёзды, которые, по предположению астрономов, сформировались в недавнем прошлом из коллапсирующего облака.”
[15] Здесь мы не утверждаем, что в состоянии проследить индивидуальную жизнь галактик (или звезд в них), а только то, что наблюдаем их в некоторый прошлый момент их существования. Например, если одна галактика находится на расстоянии 250 млн. ly, мы увидим ее такой, какой она была 250 миллионов лет тому назад, потому что именно столько времени свету было нужно, чтобы достичь земли. Другими словами, различно удаленные объекты наблюдаются в различные периоды прошлого. В этом смысле мы говорим, что можем быть свидетелями (почти) всех эпох развития Метагалактики. И если число звезд в ней составляет примерно 1022, то число протозвезд должно быть около 1020, т.е. сто миллиардов миллиардов – весьма значительное число, чтобы их не заметить!

БИБЛИОГРАФИЯ:

1. "БИБЛИЯ – Свещеното Писание на Стария и Новия Завет", Синодално издателство, 1992.
2. Велчев, В. „ВЯРА И НАУКА”, Фондация „Покров Богородичен”, София, 2010.
3. Гилмор, Р. „АЛИСА В КВАНТОВИЯ СВЯТ”, изд. „Литера Прима”, 2002.
4. Грийн, Б. „ЕЛЕГАНТНАТА ВСЕЛЕНА”, изд. „Изток – Запад”, София, 2004.
5. Грийн, Б. „ТЪКАНТА НА КОСМОСА”, изд. „Изток – Запад”, София, 2005.
6. Каку, М. „ПАРАЛЕЛНИ СВЕТОВЕ”, ИК „БАРД” ООД, София, 2004.
7. Каку, М. „ФИЗИКА НА НЕВЪЗМОЖНОТО”, ИК „БАРД” ООД, София, 2010.
8. Калинков, К. „ТЕОРИЯ НА ВЕРОЯТНОСТИТЕ И СТАТИСТИКА”, Нов български университет, София, 2002.
9. Мафей, П. „ВСЕЛЕНАТА ВЪВ ВРЕМЕТО”, ДИ „Наука и изкуство”, София, 1989.
10. Мей, Б., П. Мур, К. Линтът. „ВЗРИВЪТ! – Пълна история на Вселената”, „СИЕЛА”, София, 2007.
11. Морис, Х., "НАУЧЕН КРЕАЦИОНИЗЪМ", изд. „Нов човек”, София 1995.
12. Николов, Н., М. Калинков. „АСТРОНОМИЯ”, изд. „Св. Кл. Охридски”, София, 1998.
13. Панчев, С. „ТЕОРИЯ НА ХАОСА”, АИ „Проф. Марин Дринов”, София, 2001.
14. Пенроуз, Р. „НОВИЯТ РАЗУМ НА ЦАРЯ”, изд. „Св. Кл. Охридски”, София, 1998.
15. Славов, Б. „УВОД В ТЕОРЕТИЧНАТА ЯДРЕНА ФИЗИКА”, изд. „Св. Кл. Охридски”, София, 2009.
16. Томилин, А. „ЗАНИМАТЕЛНА КОСМОЛОГИЯ” изд. „Народна младеж”, София, 1975.
17. Томилин, А. „ЗАНИМАТЕЛНА КОСМОГОНИЯ” изд. „Народна младеж”, София, 1979.
18. Уертхайм, Д., К. Окслейд, К. Стокли, „ИЛЮСТРОВАН РЕЧНИК ПО ФИЗИКА”, КК „Труд”, София, 2005.
19. Уилямс, У. „ФИЗИКА НА ЯДРОТО И ЕЛЕМЕНТАРНИТЕ ЧАСТИЦИ”, изд. „Св. Кл. Охридски”, София, 2000.
20. Хартри, Д. „РАСЧЁТЫ АТОМНЫХ СТРУКТУР”, ИИЛ, Москва, 1960.
21. Хокинг, Ст. „КРАТКА ИСТОРИЯ НА ВРЕМЕТО. От големия взрив до черните дупки” ИК „БАРД” ООД, София, 2010.
22. Хокинг, Ст., Л. Млодинов "ВЕЛИКИЯТ ДИЗАЙН" ИК „БАРД” ООД, София, 2012.
23. Ham, K., „THE BOOK OF ANSWERS 1”, Master Books, 2006.
24. Сп. „Българска наука” 50
25. Джейсон, Л. „ЗВЁЗДЫ НЕБЕСНЫЕ ПОДТВЕРЖДАЮТ БИБЛЕЙСКУЮ ИСТОРИЮ ТВОРЕНИЯ”